Холокост

Поисковая работа учащихся Николаевской еврейской школы



В ночь с 15 на 16 августа 1941г. жизнь в городе Николаеве прекратилась. 16 августа на его улицах появились немцы. С первого дня своего вторжения на территорию области немецко-фашистские бандиты и их приспешники поставили своей целью уничтожить местное население. На протяжении двух лет и семи месяцев они выполняли этот чудовищный план. «Новый порядок» фашистские завоеватели начали осуществлять сразу по приходу в город. Они грабили все дорогое, ценное, что было создано нашим народом на протяжении десятилетий. Рекою лились слезы и стон людей, попавших в руки немцев. Чтобы заставить покориться народ, они начали наводить на город страх. На улицах ежедневно появлялись все новые и новые объявления и приказы, которые несли смерть мирному населению. Смерть – за помощь партизанам, военнопленным, за укрытие оружия, за наименьшее сопротивление немецким властям, за хождение по улицам позднее установленного времени, за неявку на биржу труда, за пользование электроэнергией. Виселица, автомат, нагайка – вот те меры, которые немцы применяли для осуществления «нового порядка».

Часть еврейского населения (а в Николаеве проживало 25 тысяч евреев) эвакуировались вместе с судостроительными заводами в Астрахань, Сталинград, на Кавказ. Но большая часть его, более 13тыс. человек, особенно жители еврейских сел, не успели эвакуироваться и были обречены на полное уничтожение.

Так, в городе Николаеве уже в августе 1941г. айнзацкоманда 11а расстреляла в Николаеве (в районе городского кладбища) 227 евреев. 14 сентября начальник айнзацкоманды приказал всем евреям города явиться 16 сентября для регистрации с документами и ценными вещами. Место регистрации находилось в районе старого еврейского кладбища (теперь на этом месте зоопарк). Очевидец вспоминает: «…улицы, ведущие к кладбищу, были забиты идущими евреями…Население города с плачем провожало толпу евреев, идущих на кладбище. В течение трех дней гестапо, полиция и жандармерия на автомашинах вывозили с кладбища евреев и расстреливали в овраге».

До октября 1941г. в Николаеве и Херсоне было уничтожено 22464 евреев. Спаслись лишь единицы, которые благодаря поддержке местных жителей дожили до освобождения города. Но самые трагические события произошли в лагере смерти вблизи села Богдановка Доманевского района. Уничтожение евреев в этом лагере поражает своими масштабами и цинизмом фашистских палачей. По заключению Чрезвычайной Государственной Комиссии здесь было уничтожено 54 тысячи мирных граждан еврейской национальности. Есть основания предполагать, что уничтожено было значительно больше. Колонны обреченных на гибель поступали в Богдановский лагерь в течение декабря 1941 – января 1942 гг. С особой жестокостью их уничтожала оперативная группа «Д», в состав которой входило 500 эсесовцев. Возглавлял ее Отто Олендорф. Они разработали план доставки людей в Богдановку к местам казни по определенным маршрутам. Путь большинства обреченных лежал из Румынии и Молдавии через Одессу. Здесь присоединялись жители Одесской области, и колонны следовали на Березовку, а затем в Доманевку и Богдановку. Обессиленных людей, прошедших сотни километров без пищи и воды, румынская охрана вела к месту истребления вместо пяти двадцать три дня. Отстававших убивали. По рассказам очевидцев, весь путь от Одессы до Богдановки был усеян трупами. Узников Богдановского лагеря размещали в свинарниках и конюшнях бывшего совхоза, а кому не хватало места – под открытым небом. Едой не обеспечивали. Для утоления жажды использовали снег. На суде бывший начальник жандармского поста в лагере Богдановка младший офицер Млионеску заявил, что от голода и холода здесь ежедневно умирали 150-200 человек. До 21 декабря 1941 г. их число составило около двух тысяч человек. В материалах КГБ о расстрелах мирных граждан еврейской национальности читаем: «20 декабря 1941 г. из Голты (Первомайск) в лагерь на нескольких подводах приехал вооруженный карательный отряд под командованием немца Гегеля. На рассвете 21 декабря 1941 г. начались массовые расстрелы лагерников, которые продолжались до 15 января 1942 г.». Наиболее масштабные расстрелы происходили с 21 по 29 декабря 1941 г. Только за три дня – 22-24 декабря было расстреляно и заживо сожжено 16 тысяч заключенных. 24 декабря карательный отряд на три дня уехал в Голту на рождественские праздники. За это время заключенным было приказано соорудить земляную плотину длиной в 12 метров и высотой 1,8 метра для задержания потоков крови, стекающих по склону оврага в реку Южный Буг.

Тщательно с немецкой педантичностью, по заранее разработанному плану производилось уничтожение ни в чем не повинных людей, лишь потому, что они принадлежали к еврейской национальности. Заключенных выводили к полуразрушенному строению, находящемуся на опушке леса в 30 метрах от оврага. У этого строения ценности и одежда расстрелянных складывались в определенном порядке. Во всем порядок! Даже в деле массового убийства людей. Далее раздетых догола людей группами по 15-20 человек гнали к обрыву оврага и ставили на колени, а палачи производили выстрелы из винтовок в затылок несчастным. Убитые, нередко раненные жертвы падали на дно оврага, где был сложен гигантский костер из соломы, камыша и дров. Специальные бригады из числа узников складывали тела в этот костер. С утра до вечера они работали в глубоких лужах крови, на маленьких детей палачи не тратили патронов – их бросали в пламя костра живыми. Сжигание трупов не прекращалось ни днем, ни ночью. На 15 января 1942 г. было расстреляно до 52 тысяч. В это число входят также заживо сожженные в двух бараках 2000 человек. К этому времени последовал лицемерный приказ Голтянской префектуры о прекращении массовых расстрелов. Тем не менее, в течение двух последующих недель было замучено и расстреляно еще около двух тысяч человек. В селе Новополтавка (Новобугский район) части «СС» в сентябре 1941 г. выгнали женщин и детей на базарную площадь, закрыли в сарай, где их раздели, и вновь погнали по улицам, жестоко избивая. После всего этого погрузили на машины и вывезли на край села. За один день было расстреляно 875 человек. Не менее жестокие зверства происходили возле пгт Воскресенск. По свидетельству колхозников из Воскресенска немецкий офицер, который руководил расстрелами, сказал: «Я пройду по украинской земле тысячу километров и ни одного еврея не оставлю». В конце лета 1941г. к кургану возле поселка подъехали крытые немецкие машины, набитые множеством людей. Немцы выставили посты и закрыли этот район для селян. Вскоре все село услышало пулеметную стрельбу и винтовочные залпы. Вспоминает очевидец тех событий: «Мы, подростки, пасли своих коров за селом. Когда пригнали скот обратно, узнали, что за селом, в балках, расстреливают евреев. У меня не укладывалось в голове: как так – расстреливать людей, это же живые люди… Несчастных высаживали из машин, раздевали их до белья. И по 12-14 человек ставили у края балки; напротив становилось примерно столько же эсесовцев, которые по команде стреляли залпом разрывными пулями. Расстреливали одних людей – брались за следующих. И так по конвейеру весь световой день. Но опять немецкая педантичность – полчаса обеденный перерыв.

Одежду расстрелянных людей тщательно сортировали. Хорошую складывали отдельно, затем грузили на машины и увозили в Николаев. Ценности (золото и украшения), отобранные у обреченных, упаковывали в ящики. Одежду, что похуже, складывали отдельно, а потом грузили на телеги и везли в село в полицейский участок. И это был только первый день расстрела, в который убивали, в основном, молодых людей. А всего таких дней было три. При этом каждый раз выделяли из обреченных человек 10-15, которые должны были стаскивать вниз трупы, упавшие на кромку балки. Их расстреливали последними. Через три-четыре дня экзекуция повторилась. Только на этот раз жертвами палачей были женщины и дети. Прошло еще несколько дней, и снова фашисты привезли несчастных. На сей раз это были старики и калеки. И опять воспоминания очевидца: «Глубокие балки были заполнены трупами доверху и немного присыпаны землей. Это было ужасно. Не прошло и месяца, как вместо чистого ручейка, протекавшего в балке, из-под земли потекла зловонная жижа, вливавшаяся в реку Ингул. Всю округу пропитало зловоние разлагающихся трупов. Ждали зимы, во время которой, как считалось, они вымерзнут, и запаха не будет. Но и зимой он не исчез.

Так прошли 1941 и 1942 годы…» И вот, осенью 1943г. селянам довелось увидеть новую жуткую картину. В один из дней всем жителям запретили выходить из домов. По улицам прогнали колонну военнопленных. Разместили их в колхозном курятнике под усиленной охраной. Этих людей заставили раскапывать балки, в которых остались только кости. Немцы требовали доставать золотые зубные коронки и драгоценности, запрятанные в истлевшем белье несчастных жертв, за этим строго следили. А кости складывали в огромные кучи и по ночам сжигали. Пепел разносился ветром по округе села, и вся земля там была серая от этого пепла. Так фашисты старались скрыть следы своих злодеяний. Эта ужасная работа продолжалась до начала февраля 1944г. Воспоминания об этих страшных днях людская память сохранила в названии ручейка, текущего в глубине того самого оврага, в котором расстреливали людей. Он называется «еврейские слезы»… В Николаевской области до начала войны было несколько еврейских колоний, в 30-е годы ХХ в. превращенных в колхозы. Они ведут свою историю еще с начала XIX в., когда царское правительство поощряло переселение евреев на Юг Украины.

Во время немецкой оккупации жителей колоний постигла страшная судьба. Так, в колонии Нагартав (Березнеговатский район) трагедия расстрела началась 14 сентября 1941г. в 7 часов утра. Евреев-колонистов принудили взять документы и пойти в клуб, якобы для регистрации. Женщин, мужчин, стариков, детей заставляли раздеваться до нижнего белья и партиями по 20 человек подводили к оврагу, расстреливали из автоматов. Еще живых забрасывали трупами погибших. Комиссией по расследованию злодеяний фашистов в Березнеговатском районе Николаевской области установлено, что в 1941-1944гг. в районе было уничтожено 93% еврейского населения, что составляет 1975 человек. Массовые расстрелы проводились подразделениями Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер». Члены комиссии осмотрели могилы зверски замученных жителей и установили, что по Нагартавскому сельсовету (сейчас пгт Березнеговатое) было расстреляно 762 человека еврейской национальности. Из показаний очевидцев событий: «Шиманович Соломон (житель села) умолял оставить в живых его маленькую дочь Нелю. Но фашисты не вняли его мольбам и расстреляли девочку. Тогда несчастный отец пожелал, чтобы и его расстреляли, что и было выполнено». «…Муцмахер Исаак Аронович пришел в колони и направился в управу. Там его арестовал староста, а полицаи отвели к оврагу за больницей и расстреляли.Пульсон Шая Борухович после возвращения в колонию из разбитой немцами военной части почуял неладное и несколько дней незаметно для полицаев скрывался в поле. Голод заставил его обратиться к знакомому старику из Висунска. Старик накормил его, но в следующий раз выдал, позвав полицаев. Последние вывели Пульсона на околицу и старой штыковой лопатой снесли ему голову. Не нашли защиты затравленные, чудом спасшиеся евреи у многих жителей Березнеговатого. Уже немолодую колхозницу Пульсон Хану Моисеевну расстреливали у оврага возле старой колонии, но не убили, и с наступлением темноты она выбралась из оврага, перебралась через речку и вползла в дом к знакомой крестьянке. Обессиленная, истекающая кровью, она умоляла спрятать ее, но та отказала. Утром полуживую женщину расстреляли. Не все шли на расстрел со сломленной волей, как обреченные. Бросали в лицо фашистам гневные обличительные слова Софья Станиславская – жена директора нагартавской школы, Лия Пушниц – сестра тракториста Нисель. Последний бросился на конвой с кулаками, но был сбит с ног. «За нашу смерть, - кричали палачам обреченные, - вы заплатите своей поганой кровью. Всех советских людей не перестреляете, за нас отомстят!» Но были и такие, которые шли на смерть покорно, подавленные, сломленные. Еще при жизни они были мертвецами». Овраг с расстрелянными был засыпан тонким слоем земли так, что видны были руки, ноги и даже головы. Ввиду приближения весны в феврале 1942г. оккупанты решили покрыть трупы более толстым слоем земли. Для этого они мобилизовали людей из сел Березнеговатое и Висунск. В течение двух недель ежедневно работали по 200-300 человек. Во избежание попадания трупов в реку Висунь после таяния снегов в концах оврага возводили каменные стены шириной более метра, высотой до 3-4-х метров. В Нагартаве, согласно данных И.М. Шайкина и М.Н. Зябко, после расстрелов еврейского населения их дома были разграблены. Часть домов и дворовых построек разобраны на топливо, другие разрушены.

В сохранившихся домах поселились жители окрестных сел». Такая же участь постигла соседние еврейские колонии Николаевской области – Новополтаку, Плющивку, Доброе. С особым волнением узнаем о людях (их – единицы!), которые смогли спастись со своего места казни. Так, например, известна история о женщине по имени Муза из Карловского концлагеря. В этом лагере был особый барак для тех, кто надорвался на каторжной работе. Заключенные называли его «комната голых». В этом бараке люди жили воспоминаниями о прошлой, довоенной жизни. И только Муза ничего не рассказывала о себе. Но зато каждый вечер она садилась около тлеющего костра и начинала читать по памяти рассказы Чехова, Зощенко или Шолом-Алейхема. Как только Муза начинала читать, обитатели барака подсаживались к костру и, затаив дыхание, слушали ее, забыв о притаившейся в каждом углу смерти. Слух о чудесной рассказчице обошел весь лагерь. Кем же была эта женщина до войны? Актрисой или преподавателем литературы? Никто не знал… Но своим чтением она спасала многим жизнь… Как-то поздним вечером в «комнате голых появился полицай Стефан. Когда он вошел, его никто не заметил. Все были увлечены чтением Музы. Но когда он подбежал к ней и, щелкнув кнутом, заорал: «Прекрати!» - барак оцепенел. А Муза встала и сипло спросила: - А почему бы и вам не послушать? Полицай, конечно, не стал слушать Музу. Поначалу опешив, он хлестнул ее кнутом, схватил за волосы и вытащил из барака. При этом он закрыл на засов дверь, чтобы никто не выбежал за ним вслед. Муза исчезла. Но исчезли Стефан и другие полицаи – сбежали, боясь возмездия. И тогда свершилось чудо: Муза вернулась в «комнату голых». Ее нашла в сарае какая-то крестьянка и несколько дней держала у себя. А еще через неделю узники Карловского концлагеря увидели советских солдат!.. Разыскали мы и историю Александра (Шмерла) Пермана. Он родился в 1924 г. в еврейском местечке Доброе Николаевской области. К весне 1941г. Саша закончил девять классов. Вместе с ним училась красивая девочка Рита, он тайно любил ее. Началась война, приближались немцы… Семья Перман решила эвакуироваться. Не успели выехать из села, как их застигли немцы и заставили вернуться. Всех евреев согнали на колхозный двор. В этой суматохе потеряли отца. Один фашист ради потехи приказал Саше петь. Юноша отказался, немец настаивал, угрожал пистолетом. Саша молчал, немец выстрелил, к счастью выше головы. Всех женщин и детей заперли в колхозной конюшне, а мужчин ночью вывезли в поле и расстреляли. Всего 980 человек. Саша и его друг не были убиты, они выбрались из-под горы трупов, едва прикрытых землей, и двинулись в сторону фронта. Днем прятались в стогах сена, голодали. В районе Мелитополя добрались до советских войск. Так, в 16,5 лет Саша стал сыном полка, ходил в разведку. Прошел с боями Венгрию и Польшу. Демобилизовался в звании сержанта в 1947г. Тянуло домой, мечтал найти Риту. Дом оказался разрушенным, а Рита, к счастью, была жива и ждала его. Они поженились и счастливо прожили 50 лет. Воспитали сына и дочь. Но судьба отца Саши сложилась трагически. Некоторое время его укрывали от немцев местные жители. Но в 1944г. полицай выследил его. Как говорят очевидцы, отец Саши Пермана не расставался с молитвенником; держа его в руках, он мужественно встретил свою смерть.

Уже после войны Саша с женой посетили то поле, где расстреляли его отца, и похоронили останки погибших. Не так много памятных знаков увековечивают погибших евреев Николаевщины. При поддержке Главного раввина города Николаева и Николаевской области Шолома Готлиба, Совета ветеранов еврейской общины, Николаевского общества еврейской культуры, а также родственников погибших были установлены памятники в селе Доброе, селе Богдановка, близ Воскресенска и в других местах. Получили возможность узнать точное местонахождение могил расстрелянных их родные и близкие. Каждый год к этим памятникам приезжают оставшиеся в живых после геноцида свидетели тех давних событий, молодежь, учащиеся школы «Ор Менахем». Они проводят митинги памяти. Звучат выступления, в которых слышна и боль об утратах, и желание навсегда избежать фашистской угрозы.

Прошли годы, десятилетия, которые отдаляют нас от лихолетья войны. С каждым годом уходят из жизни свидетели еврейского геноцида на Николаевщине периода фашистской оккупации. Все меньше остается людей, отдавших все силы молодости на то, чтобы мы жили под мирным небом, не боясь ходить по родному городу.

Нашу задачу мы видим в том, чтобы воздать этим людям дань уважения и признания их потомками. В «список добрых дел» нашей школы входят так называемые «маршруты добра». Ребята школы «Ор Менахем» поздравляют ветеранов с общегосударственными и национальными праздниками, посещают их на дому, устраивают в их честь концерты, приглашают на школьные праздники.

Постоянный гость школы – председатель Николаевского совета ветеранов еврейской общины М.Я. Эндельштейн. По своему опыту знаем: в этом деле нет равнодушных людей, каждый участник «маршрутов добра» понимает, насколько важно то дело, которое он выполняет. Итогом нашей исследовательской работы стало открытие музея Холокоста в стенах школы «Ор Менахем». На стендах музея представлена не только научная и учебная литература по теме, но и работы детей: рефераты, сочинения, отзывы о работе над школьными проектами, фотографии, сделанные во время экскурсий и «полевых экспедиций» по Николаевской области. В перспективе – пополнение музея подлинными экспонатами – документами, фотографиями, вещами военных лет; есть желание проводить «музейные уроки» для младших школьников и сверстников из других школ.



Создан 27 янв 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником